Джо Кокер, Веселые ребята и Эдит Пиаф – что общего?

… а еще: Хулио Иглесиас, Муслим Магомаев, Далида, Демис Руссос…

Все они пели песни Юбера Жиро.

Его Mamy Blue в начале семидесятых прошлого века звучала из-под каждого камня на нескольких континентах. Мелодия родилась, по официальной версии, в автомобильной пробке. Мне лично трудно себе представить пробку в 1970 году – машины три растянулись метров на 10, наверное. Но, как бы ни было, она родилась и … Не сложилась песнь. То есть, не сразу сложилась. Жиро сочинял ее для своих, для французов, конечно, но так случилось, что впервые она была записана только через несколько месяцев, и на итальянском языке. И, только, когда еще через пару месяцев появилась англоязычная версия … буквально сразу весь мир понял, что это, как сказали бы сейчас – бомба. Заслуга в этом, конечно, не только автора музыки, но и испанской команды Pop Top. Именно они, придав лирической и просто грустной песне блюзовое звучание, прославили ее на весь мир.

Потом уже были и Николетта с нежной французской версией, Хулио Иглесиас, Далида, Джо Кокер, наши Эмиль Горовец, Муслим Магомаев и Веселые ребята. А еще – оркестр Джеймса Ласта. Да все были потом…

А Эдит Пиаф? Она, к сожалению, не дожила до 1970 года, но она прославила другую песню Юбера Жиро – не менее известную. Это – настоящий гимн Парижа: Sous le ciel de Paris

И ведь, есть что-то родственное между этими двумя песнями. Какая-то легкая грусть. Не печаль, а именно: чуть-чуть грустно, но это пройдет.